CHEL-OLIMP ru
» » Скачать картинку кролика для детей

Скачать картинку кролика для детей

Категория : Музыка

Он всё больше задумывался над смыслом Ветхого Завета и над толкованием пророчеств относительно Мессии. К сожалению, иудеи этого не поняли и не понимают. И он осознал, что надо решительно порвать с иудейской верой. Но он понимал, что это не очень просто и очень опасно. Духовный кризис проходил у раввина Серафимовича в очень острой форме, и он, по его же словам, впал в состояние умственного расстройства.

Тогда жид-знахарь заковал Серафимовича в кандалы, туго связал цепями и запер в погреб. Вот в этом погребе Серафимович и дал обет принять крещение, если освободится из заключения и от болезни. И так получилось, что сначала отступила болезнь, а потом Серафимович сумел выбраться из погреба и отправился сразу же на католическое кладбище. Ксендзы, понятно, быстро приняли его под своё покровительство. Местные жиды, конечно, сильно разволновались.

Жиды требовали от ксендзов немедленно выдать им Серафимовича, но ксендзы не отдали. Крестным отцом его был королевич Константин Собесский, а крестной матерью — Сенявская, жена краковского кастеляна.

Серафимович скоро оказал большую услугу следствию в Сандомирском деле дело об убийстве жидами христианского юноши Красновского. Далее Серафимович сообщил в своём клятвенном заявлении, что в то время, когда он был главным раввином Брест-Литовска, он сам организовывал ритуальные убийства христианских детей.

Серафимович описал и обряд убийства. Рассказал Серафимович и о том, для чего жиды используют христианскую кровь. Он привёл девять примеров. Вот некоторые из них: Кровь христианских детей употребляется для специальных опресноков. При бракосочетании раввин даёт новобрачным крутое яйцо с кровью христианского младенца. Чтобы снискать расположение христианина, жиды мажут двери его жилища кровью христианских детей.

Чтобы добиться успехов в торговле и чтобы добиться расположения польских панов, жиды получают у раввинов письмо, в котором содержится сухая кровь, и кладут это письмо под порог дома христианина. Серафимович сообщил также, что жиды обоего пола 13 лет обязаны были платить в Литве даже особый налог в два злотых в год для добывания крови христианских детей. Своё обещание Серафимович выполнил. Некоторые исследователи полагают, что первое издание книги Серафимовича появилось ещё в году, и почти весь тираж также был скуплен жидами и уничтожен.

Перовского занялся исследованием изуверской деятельности жидов-кровососов в России. Серафимович сам в Брест-Литовской синагоге организовывал замучивание христианских детей и добывание крови из них: Серафимович также признался, что христианского ребёнка в начале кровавого обряда часто катают в специальной бочке с гвоздями. А мёртвых христиан Талмуд называет падалью, дохлыми и не велит по этой причине их хоронить.

Секта Франка обвиняет талмудистов в добывании и употреблении христианской крови Основатель этой жидовской секты Янкель Лейбович родился в году в Подолии, то есть на оккупированной поляками и жидами русской земле. После исключения из общины отец его переехал в Валахию Румынию , которая тогда входила ещё в состав Турецкой империи.

Янкель сначала работал приказчиком в лавке, а потом развозил одежду, ювелирные изделия и прочие товары по городам и деревням. Бывал Янкель и за пределами Валахии. В Салониках, которые тогда был центром саббатианцев, Янкель сблизился довольно тесно с вождём этой секты и ещё больше набрался от него всякой мистики. Потом, в , Янкель надумал возвратиться в Польшу, но уже в роли пророка. Прозвище это ему понравилось, и он сделал его своим постоянным псевдонимом. Под этим именем он и вошёл в историю Польши и историю жидовского народа.

Франкисты тайно собирались на свои сборища, совершали разные мистические обряды, возбуждали себя плясками и эротическими, и порнографическими телодвижениями и занимались групповым сексом. В то время тысячи жидов Польши ринулись в движение франкистов. Раввины, понятно, сильно разволновались. По доносам раввинов, самого Франка как иностранца власти выдворили из Польши. Затем собор раввинов в Бродах проклял Франка и его приверженцев как еретиков.

Всем жидам Польши было запрещено даже общаться с франкистами. Все жиды Польши должны были выявлять тайных франкистов и преследовать их. Все правоверные жиды с надеждой ждали, когда же, наконец, всех жидов-еретиков сожгут на кострах или изолируют в каменные подвалы, где и сгноят их. Но хитрый Франк спас и себя, и своих сторонников.

Они также обвинили талмудистов в убиении христианских детей и добывании их них крови. Епископ Дембовский, тогда временно управляющий Львовской епархией, немедленно освободил всех франкистов из тюрем и прекратил их преследование. Под его покровительством секта Франка стала быстро набирать новых сторонников.

В Франк обратился к епископу с просьбой устроить публичное состязание с талмудистами и, прежде всего, по важнейшему вопросу об использовании талмудистами христианской крови.

Диспут состоялся в этом же году в Каменец-Подольске. Талмудисты потерпели позорное поражение на этом диспуте. А все найденные и конфискованные экземпляры Талмуда епископ приказал публично сжечь на площади.

Но раввины тоже не дремали. Их стали поспешно вылавливать по всей Польше, изолировать в тюрьмы и даже истреблять. Сам Франк бежал в Турцию. То есть раввины сумели провести весьма быстро мощный контрудар. Подробности на эту тему, естественно, до сих пор не опубликованы. Правда, добить хитрого Франка и на этот раз не удалось. Он вернулся в Польшу и начал переговоры с католическим духовенством о новом публичном состязании с талмудистами.

Франк обещал, что и он сам, и его многие сторонники готовы перейти в католическое христианство. Франк заявил, что никакой жидовский Мессия, конечно, никогда не появится на Земле. Иерусалим никогда не возродится и не станет столицей мира. Говорил, что жиды не поняли, что именно Иисус Христос - настоящий Мессия. Папский нунций в Варшаве, Николай Сера не поддержал идею диспута, но администратор львовского архиепископства, каноник Микулич-Микульский стал на сторону Франка и за спиной папского нунция стал организовывать любопытное, для себя, да и для многих христиан, состязание между жидами.

Он обязал раввинов львовской епархии обязательно 16 июля года приехать на диспут. Кто не захочет, того доставят силой. Да и Микуличу-Микульскому было очень любопытно узнать побольше о добывании и употреблении христианской крови. Но и раввины на этот раз вели себя активнее. Советник поспешил высказать своё положительное мнение о талмудистах.

Он признал, что есть факты, когда евреи замучивают христианских детей, но отсюда ещё нельзя делать общих выводов. Советник решительно высказался против обвинения евреев в употреблении христианской крови. Вероятно, это мнение советника св. Сам Франк на диспуте не присутствовал. Он полагал, что его сторонники легко справятся и без его помощи с раввинами-талмудистами. И раввины-талмудисты были снова посрамлены. В октябре прибыл в Варшаву и Франк, чтобы принять крещение.

Крестился он в одном из лучших соборов Варшавы. Его крестным отцом стал сам король Польши Август 3. Франк получил новое имя — Иосиф. Присутствовали при крещении министры Польши, придворные, сотни польских панов. Крестились в и около тысячи франкистов. Крестными отцами франкистов стали многие польские аристократы. Верхи Польши всегда славились своей глупостью. Конечно же, крещение жидов-франкистов было лицемерное. И Франк и франкисты лишь надели христианские маски. Подобно тому, как Саббатай Цеви и его сторонники приняли лишь наружно мусульманство, так и мы, внушал своим сторонникам Франк, лишь наружно приняли христианство, но в душе должны считать Спасителем не Иисуса из Назарета, а Саббатая.

Наместником же Сабботая на Земле ныне является он, Франк. Агенты Церкви, зная, что жиды — народ весьма лицемерный, конечно же, старательно следили за франкистами. Да и агенты раввинов тоже следили за ними, и на основании агентурных сведений раввины писали доносы церковному начальству.

И когда набралось достаточно сведений о том, что франкисты-христиане тайно выполняют жидовские обряды, в марте Франка арестовали, предали церковному суду и посадили за решётку в один из монастырей в крепости Ченстохове.

Так как крестным отцом Франка был сам польский король, отправить Франка на костёр всё же не могли. Да и время костров для врагов христианства уже уходило. Церковь старела и слабела.

Многих сторонников Франка тоже выловили, изолировали за решётку или отправили на принудительные работы. Франк просидел в монастырской тюрьме 13 лет и сидел бы там до смерти, но в в Польшу вошли русские войска, взяли штурмом крепость Ченстохов и всех арестованных освободили.

Франк вместе с сотней своих приверженцев эмигрировал в Моравию и поселился в городе Брно. Весь этот регион тогда входил в состав христианской Австро-венгерской империи. Но и здесь вскоре узнали о его прошлом, выяснили, что под христианской маской — скрывается иудейский сектант, и Франк в вынужден был эмигрировать в Германию.

Поселился он в городе Оффенбахе. Умер Франк в , похоронен был на католическом кладбище. После смерти Франка главой секты стала его дочка Ева.

Члены секты держались изолированно, даже в брак вступали только друг с другом, секта быстро деградировала и вскоре ушла в небытие. Что же конкретно говорили франкисты на диспутах в Польше в и о ритуальных убийствах, которые организовывали раввины-талмудисты? Какие доказательства приводили франкисты? Какие разоблачения они сделали?

Какие тайные книги талмудистов-изуверов цитировали? И что в ответ лепетали раввины-талмудисты? Понятно, что ни у Герца, ни у Дубнова, ни у Гессена, ни у других жидовских историков на эту тему — ни слова. Герц лишь выразил сожаление, что раввины-талмудисты вели себя на диспутах совсем беспомощно. Всё, что говорили франкисты на этих диспутах, жидовские историки не желали обнародовать. Но предать полному забвению всё, что франкисты сказали на этих диспутах, жидам не удалось.

Отчёт о диспуте в Львове, за подписью участников диспута, был позднее напечатан бывшим раввином, католическим ксендзом Пикульским [5]. Франкисты открыто заявили на диспуте: И талмудисты повсеместно употребляют христианскую кровь. Употребляют её и в Польше, и в Литве, за что много раз были осуждены на смерть декретами судов.

Но мы больше этого не делаем, а талмудисты упорно продолжают добывать и употреблять христианскую кровь. В Талмуде, пояснили франкисты, конечно, нигде не говорится прямо, что евреи обязаны добывать и употреблять христианскую кровь.

Писать так было бы очень опасно. В книге Aurechaim Megine Erec, например, написано так: Почему он не написал прямо? Боится написать прямо, но хочет, чтобы еврейские читатели его всё же правильно поняли, поняли бы, что когда он говорит о красном вине, он разумеет кровь человеческую и потому пишет, что в этом месте он моргает, усиленно моргает, старательно моргает.

Далее франкисты доказывают, что в заповеди Талмуда о красном вине разумеется не кровь вообще, а именно кровь христианская. Между тем это слово у них значит: Эти слова udym и edym пишутся одними и теми же буквами и различаются только помещёнными внизу точками. Поэтому и упомянутый раввин Давид пишет: Франкисты открыто заявили на диспуте, что талмудисты, если у них есть возможность, всегда добывают кровь из христианских детей и используют её для священных опресноков во время Пасхи, а также для разных чар.

В ответ на обвинения франкистов раввины лишь тупо цитировали Библию, где сказано, что евреям запрещено употреблять в пищу даже кровь животных. Но ведь существование законодательства о пище у евреев никто и никогда не оспаривал. Вопрос ведь не о каждодневной пище евреев, а о специальном употреблении крови. Диспуты франкистов и талмудистов немного возбудили интерес польского образованного общества к жидовским ритуальным убийствам. С этого времени в Польше чаще стали появляться книги и брошюры об убийствах жидами христианских детей.

Такое же название тогда часто давали и франкистам. Из Польши, где и польский народ, а еще больше и русский народ весьма настрадались от жидов, литература о ритуальных убийствах понемногу стала просачиваться и в Россию. Откровение бывшего раввина, монаха Неофита Наиболее полную картину о том, с какой целью жиды используют кровь христианских детей, описал в своей книге монах Неофит.

Известно о нём немного.



детей для скачать кролика картинку


По национальности — жид. Был раввином где-то в Молдавии, точное место его службы не выяснено до сих пор. Неизвестно и его настоящее, первоначальное — жидовское имя. Где родился, в каких городах и поселениях Молдавии жил, - тоже неизвестно. Когда родился, когда умер, — тоже неизвестно. Но из его слов известно, что он разочаровался в иудаизме, поменял жидовскую веру на христианскую и стал монахом. Но он не обрёк себя только на жизнь в келье. Он считал очень важной для себя задачей, поставленной перед ним, по его убеждению, самим Богом, - рассказать и христианским народам, а также евреям, которые обмануты раввинами-талмудистами, тайну употребления крови у жидов, о которой он как посвящённый, как раввин хорошо знал.

Книга была напечатана под псевдонимом — Неофит то есть новообращённый. Вероятно, бывший раввин всё же боялся зверской мести жидов и потому скрывал и свое местожительство, и своё имя.

Раввины, узнав об этой опасной для себя книги, сразу же попытались склонить правителя Молдавии уничтожить весь её тираж, обещая заплатить большие деньги. И, вероятно, жидам это удалось, по крайней мере, 15 лет почти ничего об этой книге не было известно. Но отдельные экземпляры книги Неофита всё же кто-то сохранил, и в г. Слухи об этой сенсационной книги дошли до Николая Первого.

В Западной России в это время участились случаи убиения жидами христианских детей. Возникла потребность в литературе на эту кровавую тему. Но правительство, Церковь и наука отставали от хода жизни. Не было ни одного отечественного исследования на эту тему. Вот тогда Николай Первый и повелел генералу Дибичу, который командовал армией в Молдавии, сыскать хоть один экземпляр этой сенсационной книги и выслать в Петербург. А в г. Потом появились издания этой книги на французском и арабском языках.

А как на русском? По недомыслию императора, правительства и руководства Церкви книга Неофита для массового христианского читателя в России долго не допускалась, что, конечно, весьма радовало жидов. При большом желании ознакомиться с этой книгой было всё же возможно. Троицкий рассказал, что экземпляр этой книги на греческом языке в страниц находится в библиотеке Духовной академии в Петербурге.

Из подписи на книге следует, что она была прислана от монахов с Афона в г. Значит, некоторые любознательные русские люди эту книгу всё же читали, но так никто из них и не удосужился попытаться перевести эту книгу на русский язык и начать распространять её в русском народе.

В сокращённом виде книга Неофита напечатана была в России только в г. В предисловии Комаров писал: Потом, в октябре власть в России захватили жиды, и на 70 лет книга монаха Неофита была запрещена для русских людей. Массовым тиражом книга монаха Неофита, тиражом в 10 тысяч экземпляров, была опубликована в России, в Петербурге, только в г.

Я хочу раскрыть о еврейском племени нечто другое, ещё не описанное ни в одной книге, по крайней мере, в ясном и понятном смысле. Одни только хакамы, раввины и отцы семейства знают её и передают её словесно своим сыновьям, предварительно запугивая их ужасными проклятиями, если они когда-либо раскроют тайну крови, внушая им свято хранить её в сердце и никогда не открывать её никому, разве только тому из сыновей, которого они признают способным хранить тайну, под условием полнейшего молчания.

Они запрещают им сообщать её кому-либо из христиан, даже если бы им пришлось испытывать самые жестокие страдания, предпочитая пожертвовать жизнью и пролить за это кровь, чем раскрыть тайну. Что касается меня, то я, прежде всего, верю в Бога и не боюсь проклятий, ни даже отцовского, ни раввинов, ни хакамов, ни всего еврейского племени; я всё разглашу во славу Господа Бога Иисуса Христа и Святой Церкви.

И вот каким образом эта тайна крови мне открылась. Он был самым сильным и обладал самым красивым водяным пистолетом. Мы часто играли в атамана разбойников.

Этот парниша и был, конечно, атаманом. Беспрекословно исполнять все его идиотские приказания было самым важным правилом игры. На деле это означало, что надо найти кого-нибудь и обидеть, да посильнее желательно. Ну, например, отнять новую игрушку и сломать её ко всем чертям. Смысл игры состоял в том, чтобы, доведя кого-нибудь до полной истерики, извлечь какие-нибудь преимущества для себя лично, завладеть властью и авторитетом.

Таким образом, слабейшим доставались все побои: Моя младшая сестра была не особенно-то крепкой и ещё немного боязливой при этом. Её постоянно лупили, и я просто никак не могла ей помочь. Пришел сентябрь, и я пошла в школу. Мои родители велели мне вести себя прилично и делать все, что говорит учитель. Я нашла это само собой разумеющимся. В нашей деревне дети уважали взрослых, и я радовалась, что теперь в школе будет учитель, которого другие дети должны будут слушаться. Однако все оказалось по-другому в школе… Уже спустя пару дней детишки освоились настолько, что во время занятий носились по классу, играя в войнушку.

В общем, было очень весело; мы все просто надрывались от хохота. Я обожала животных с самого детства, да и все в нашей семье любили их. Поэтому я гордилась нашей семьёй. Я не знала другой такой семьи, в которой так любили бы животных. И мне всегда было очень жаль тех детей, чьи родители не позволяли заводить животных. Наша двух-с-половиной-комнатная квартира превратилась со временем в маленький зоопарк.

Аякс спал рядом с моей кроватью, и я могла свесить руку с кровати, и гладить его, засыпая. Со временем я познакомилась и с другими ребятами, у которых тоже были собаки. Мы прекрасно поладили друг с другом. Обнаружилось, что недалеко от нас, в Рудове, были ещё порядочные остатки природы.

Туда, на старые, засыпанные землёй, мусорные отвалы, и ездили мы играть с нашими собаками. Кто-нибудь прятался, а его собаку в эту время держали. Потом собака должна была найти своего хозяина. У моего Аякса был лучший нюх!



детей кролика скачать картинку для


Других своих зверушек я время от времени выносила в песочницу, а иногда даже брала их в школу, где наша учительница использовала их в качестве демонстрационного материала на уроках биологии. Некоторые учителя разрешали и Аяксу присутствовать на занятиях. Он никогда не мешал им. Не двигаясь, он лежал весь урок от звонка до звонка рядом с моей партой… Ну да, а между тем дела моего отца шли всё хуже и хуже.

В то время как мама работала, он сидел дома. Из брачного агентства так ничего не вышло, и теперь он ждал, когда же наконец появится работа, которая бы ему понравилась.

Он сидел на облезлом диване и ждал, сидел и ждал. Эх, я была бы совсем счастлива с моими зверями, если бы не папа! Его нервные припадки, полные сумасшедшей ярости, случались всё чаще и становились всё страшнее. Вернувшись с работы, мама помогала мне готовить домашние задания.

Но я почти не слушала её, потому что краем глаза уже видела, что отец с каждой минутой всё свирепеет и свирепеет. Тут я переставала соображать окончательно, и вот уже отправлялась спать с надратым задом. Это был его метод подготовки домашних заданий. Ну, понятно, он же хотел, чтобы я была умной, сильной, порядочной и стала приличным человеком! Ведь, в конце концов, ещё у нашего дедушки были огромные деньги.

Помимо всего прочего, в восточной Германии ему принадлежали типография и газета. Все это было экспроприировано в ГДР после войны, и теперь папочка, конечно, обрыдался бы, если бы я не взяла от школы всего, что можно. Некоторые наши с папой вечера я и сейчас помню во всех подробностях. Как-то однажды мне нужно было нарисовать несколько домиков в рабочей тетрадке, в шесть клеточек шириной и в четыре высотой.

Я закончила рисовать первый домик, и вдруг, о боже! Пришел мой папа и сел рядом. Спросил, откуда и докуда будет следующий домик… От тихого ужаса у меня заложило уши, я перестала соображать, на какой клеточке что должно быть, и стала гадать. Всякий раз, показывая на неверную клеточку, я получала затрещину. Скоро я только негромко подвывала и не могла вымолвить ни слова. Тогда папа встал из-за стола и подошел к фикусу. Мне было уже известно, что это значит.


Кристиане Фельшериноу

Он выдернул из цветочного горшка бамбуковую палку, которая держала дерево, и колотил меня этой палкой по заднице до тех пор, пока кожа не начала буквально слезать. Ну, такой вот вечерок… Впрочем, мой ужас начинался уже рано утром, за завтраком. Если я пачкалась за едой, одно блюдо отнимали. Ради собственной безопасности я отваживалась прикоснуться только к молоку, но от этого постоянного оглушающего страха и с этим молоком всякий раз случалось какое-нибудь несчастье.

Каждый день я очень так тихо и ласково спрашивала папу, не собирается ли он куда-нибудь сегодня вечерком. Он часто исчезал по вечерам, и тогда мы, три женщины, могли, наконец, вздохнуть свободнее. Он приходил всегда немного навеселе. Любая мелочь, и папа моментально слетал с катушек. Настоящую катастрофу или землетрясение могли вызвать, например, игрушки или одежда, валявшиеся вокруг по комнате.

Отец всегда повторял, что порядок это самое важное в жизни. И когда он ночью видел где-то беспорядок, то выдёргивал меня из кровати и бил. Под горячую руку доставалось и сестре. Затем все наши вещи сваливались на пол, и следовал приказ — сложить всё в пять минут! Как правило, мы не укладывались в срок и получали тогда вдогонку ещё по парочке колыбельных подзатыльников.

Мама, плача, наблюдала за этими избиениями, прислонившись к дверному косяку. Она никогда не вмешивалась, потому что тогда отец бил и её. Только Аякс, мой дог, прыгал между нами. Он тоненько скулил и у него были очень печальные глаза, когда у нас в семье дрались. Собаку отец любил так же, как и мы все.

Иногда правда, он кричал на Аякса, но никогда не бил его… Несмотря на все это, я по-своему любила отца и дорожила им. Я была уверена, что он даст сто очков вперёд всем другим отцам.

Но прежде всего, я просто жутко его боялась! Да и кроме того, это битье дома казалось мне вполне нормальным и обычным делом.

У других детей в Гропиусштадте ведь не было по-другому! У некоторых было и того почище. Мои друзья-подруги часто светили настоящими фонарями, да и матери их тоже. Чьи-то отцы часами валялись вусмерть пьяными под окнами или на игровой площадке.

Из окон на нашей улице часто вылетала мебель, женщины звали на помощь, и приезжала полиция. Всё-таки мой отец, по крайней мере, в дым не напивался. Так что, у нас всё было ещё не так плохо. Отец постоянно обвинял маму в том, что она, мол, растранжиривает деньги.

Так она же их и зарабатывала! И когда она ему говорила, что большая часть денег идёт на его походы по кабакам, его женщин и его машину, он сразу закатывал скандал с рукоприкладством. Каждый божий день он надраивал её до блеска…, ну, если она не стояла в ремонте. Второго такого автомобиля не было во всем Гропиусштадте!

Причины его загадочного поведения открылись мне позже, когда я стала чаще говорить об этом с мамой. В сущности, его диагноз был прост. Папа был самым обыкновенным неудачником. Не справлялся ни с чем. Всякий раз, когда он пытался выпрыгнуть повыше, судьба жестоко роняла его наземь. Даже его собственный отец презирал его. Дед ведь даже предостерегал мою мать от женитьбы на этом недотепе. Да… У деда поначалу были большие виды на сына; семья должна была вновь стать такой же богатой, какой была до экспроприации в ГДР.

Ха, если бы отец не встретил мою маму, то стал бы, наверное, управляющим имением, завёл бы собственный собачий питомник! Он как раз изучал эти предметы, когда они познакомились. Мама забеременела, он забросил учёбу и женился на ней. И совершенно понятно, что за все эти годы он должен был прийти к мысли, что в его бедах и нищете виноваты мы с мамой.

Отец не просто ненавидел нас, он фактически полностью отказался от семьи.



Скачать картинку кролика для детей видеоролик




Порой это заходило слишком далеко. Например, его друзья не должны были знать, что он женат и что у него есть дети. Когда мы встречали на улице кого-нибудь из его друзей, или, если он приглашал своих приятелей домой, нам приходилось обращаться к нему как к дяде Ричарду. У меня это было на уровне основного рефлекса.

Я была настолько тщательно выдрессирована битьём, что никогда не допускала ошибок. То же и с матерью. Она не должна была говорить его друзьям, что она его жена, более того, ей приходилось вести себя соответствующе.

Думаю, он выдавал ее за сестру. Все отцовские приятели были гораздо моложе его, вся жизнь впереди и все такое. По крайней мере, они так утверждали. Ну и отец, естественно, хотел быть одним из них. Одним из тех, для кого все только начинается, а уж никак не помятым жизнью неудачником, обременённым семьёй, которую он и прокормить-то не может.

Ну, короче, дела с моим папой обстояли примерно так… Ну а мне было семь, и я, понятно, не могла все так подробно разложить по полочкам. Папа бил меня, и это лишь подтверждало мне то правило, которое я и так уже хорошо усвоила на улице: Моя мама, вынесшая достаточно много побоев в своей жизни, тоже ничему другому, естественно, не могла меня научить.

Но если тебя бьют, сразу давай сдачи. Впрочем, сама она уже давно предпочитала сносить побои молча… Я медленно, но верно усваивала правила игры: Я стала постоянно мешать ему на уроках, перебивая всякой чепухой. Остальные ребята надо мной только смеялись. Но, когда я начала откалывать такие номера и с более сильными учителями, признание одноклассников мне было обеспечено!

Мало-помалу мне становилось ясно, как самоутверждаются в Берлине — просто нужно горлопанить изо всех сил. По возможности, громче остальных, и тогда ты — босс! Достигнув очевидных успехов в крутых базарах, я решила опробовать и мускулы. Собственно говоря, я не была очень сильной.

И тогда все здоровяки старались держаться от меня подальше. Я почти радовалась, если кто-то, допустим, задирал меня на занятиях, и у меня появлялся повод встретить его после школы. Мне, как правило, даже не надо было замахиваться — детишки действительно меня уважали! Между тем мне исполнилось восемь, и моим заветным желанием было вырасти поскорее большой, стать такой же взрослой, как мой папа, и иметь настоящую власть над людьми.

Потому, что всё, что я могла подчинить себе, я уже подчинила, и мне это даже прискучило как-то, не знаю… Как-то, где-то и когда-то отец нашел работу. Поэтому днем мы сидели с моей сестрой дома одни. Между прочим, я очень гордилась тем, что у меня такая взрослая подруга — с ней-то я была ещё сильнее! Почти каждый день мы с подружкой играли в одну и ту же игру. Вернувшись из школы, мы вытаскивали из пепельниц и мусорного ведра сигаретные окурки, немного чистили их, как-то зажимали их между зубами и пыхтеля, ну — будто курим.

Сеструха тоже пыталась разжиться бычком, но сразу же получала по рукам. Мы заставляли ее делать всю домашнюю работу: Мы брали наши детские коляски, сажали в них кукол, закрывали дверь и шли гулять. Сестру мы не выпускали из дому до тех пор, пока она не выполнит всю работу. Мне было восемь лет, когда в Рудове открылся пони-ипподром, причем под его постройку был вырублен и огорожен последний кусочек дикой природы, где мы играли с нашими собаками. Поэтому поначалу мы, естественно, очень кисло отреагировали на это событие.

Но позже, когда я достаточно хорошо сошлась с работниками ипподрома, мне позволили ухаживать за лошадьми и убирать в конюшнях. За эту работу я могла полчасика в неделю кататься бесплатно. Именно это мне и было нужно. Я любила лошадей и осликов, которые были там у них. Но всё же в скачках меня привлекало нечто другое, чем просто езда на лошадях. Я снова и снова убеждалась в том, что у меня есть сила и власть.

Лошади, которых я седлала, были сильнее меня, но я могла управлять ими по своей воле. Если я падала, то поднималась снова. Я падала и поднималась до тех пор, пока лошадь, шокированная моей настойчивостью, не начинала слушаться меня. С работой в конюшнях получалось, к сожалению, не всегда, и тогда мне нужны были деньги, чтобы покататься хотя бы четверть часика. Карманных денег мы почти не получали, и тогда я стала мошенничать. Я собирала и утаивала купоны на скидки в универмаге или сдавала втихомолку пивные бутылки отца.

В десять я начала воровать. Я воровала в супермаркетах. Почти всем детям покупали шоколад и конфеты. Наш же отец утверждал, что сласти портят зубы. А вообще, у нас в Гропиусштадте человек почти автоматически учился делать то, что делать запрещено. А как иначе, ведь запрещено-то было практически всё! Например, было запрещено играть в игры, которые приносили удовольствие. На каждом углу висела соответствующая табличка.

В так называемых сквериках между высотками были настоящие леса этих табличек — ветер гудел в них! Большинство табличек запрещали что-либо детям.

Позже я переписала в дневник некоторые изречения с этих табличек. Первая руководящая табличка висела уже на нашей входной двери. Согласно ей, в подъездах домов детям разрешалось передвигаться, видимо, только на цыпочках. Играть, бегать, кататься на роликах и на велосипедах — всё строго запрещено! Ну, хорошо, потом шли газоны, и на каждом углу табличка: Например, у нас рядом с домом была разбита какая-то грядка с чахлыми розами. Грядка эта, правда, названа была очень пафосно: Ниже следовал параграф, согласно которому человек, приблизившийся к этим недоразвитым розам, должен быть незамедлительно оштрафован.

Но ничего, ничего — всё-таки в нашем распоряжении были игровые площадки! Каждой паре высоток обязательно была приписана собственная игровая площадка. Что представляла эта площадка? Кучка обоссаного песка, несколько сломанных металлических сооружений для карабканья по ним и одна гигантская табличка, не табличка даже, а настоящее табло!

Оно, табло, находилось в надёжном железном ящике, под бронированным, вероятно, стеклом, а перед стеклом была укреплена решётка. Устроители принимали все меры к тому, чтобы этот бред не мог быть уничтожен ни при каких обстоятельствах. Табло было озаглавлено так: Какой-нибудь резиновый мячик воспитанному ребёнку еще можно было побросать, но не более того: Никакого там, упаси бог, волейбола или футбола!

Мальчишкам приходилось особенно плохо, и они выплёскивали свою энергию на все эти устройства для карабканья, скамейки и, конечно, на запретительные таблички. Должно быть, стоило огромных денег — постоянно реставрировать их. За соблюдением этих многочисленных табу зорко наблюдал управдом. С ним я познакомилась достаточно скоро и достаточно близко.

Бетонно-алюминиевые игровые площадки с малюсенькими горками очень скоро надоели мне хуже горькой редьки, и я решила подыскать себе чего-нибудь поинтереснее. Самым интересным оказалось играть у бетонных водостоков под дождевыми трубами. По ним дождевая вода с крыши должна была стекать под решётки водозабора.

Тогда ещё эти решетки можно было убрать, это потом их приварили намертво. Как-то раз я сняла эту решётку, и мы с сестрой набросали вниз всякого барахла. Тут как из-под земли возник проклятый управдом, уже давно мечтавший застигнуть негодяев на месте преступления, и волоком потащил нас в контору домоуправления. Наш проступок оказался настолько серьёзным, что он учинил нам, детям пяти и шести лет, форменный допрос, записал фамилии и адреса.

Родители были уведомлены официальными органами, и папа получил отличный повод для раздачи. Что плохого мы сделали, я так и не поняла. У нас в деревне мы играли, как хотели, безо всяких нареканий со стороны взрослых. Я только поняла тогда, что, по-видимому, в Гропиусштадте можно играть только в те игры, что предусмотрены взрослыми.

Например, съезжать на жопе вниз с алюминиевой горки или ковыряться в песочнице. Собственные идеи не поощрялись и были чреваты неприятностями. Ну да ладно, следующее моё свидание с управдомом было и того покруче. Вот как это случилось. Я шла с Аяксом, моей собакой, гуляла себе, и мне в голову пришла идея нарвать цветов для мамы. В деревне я с каждой прогулки приносила ей букеты. Между высотками росли только эти чахлые розы. Я ободрала себе все пальцы, пока оторвала от куста несколько цветов.

Да если бы и умела, то наверняка не поняла бы, что это может значить! Но, даже не умея читать, я поняла все и сразу, когда увидела дико орущего управдома, который, аккуратно огибая охраняемую природную зону, нёсся ко мне на всех парах. Я помертвела от страха и только крикнула: Он у меня мог так посмотреть, что мало не покажется! Управдом резко рванул обратно, причём уже прямо по газонам, не разбирая дороги, и осмелился открыть рот только в дверях конторы, отбежав за километр.

Ну что ж, я была рада. Но цветы, однако, спрятала, потому что до меня дошло, что я, видимо, сделала что-то запрещённое. Когда я вернулась домой, домоуправление уже отзвонилось. Я, мол, угрожала им собакой! Они чудом избежали верной смерти, и все такое прочее. Ну, вот так, вместо поцелуев от мамы, которые я рассчитывала выменять на цветы, я получила ремней от отца… Летом Гропиусштадт превращался в настоящую духовку.

Неподвижный воздух нагревался о горячий бетон, и жар отражался от асфальта и камней. Дохленькие деревца не давали никакой тени, а ветер к нам за высотки никогда не залетал. Правда, во дворе на этот случай было поставлено что-то типа ванной — детский бассейн.

Там мы плескались и брызгались, но поскольку это тоже было запрещено, то нас быстро оттуда выбрасывали. Пришло время, и нам захотелось поиграть в бабки. Но где в нашем районе можно было найти подходящую площадку? Песок тоже не подходил, ведь тут требуется достаточно твёрдая поверхность, в которой всё же можно наковырять лунок. Но мы нашли всё-таки почти идеальное место для бабок: Чтобы деревца не торчали прямо из асфальта, вокруг них был оставлен небольшой участок земли — чистой, твердой и гладкой.

Просто идеальные условия и для деревьев и для бабок! Правда, теперь, откапывая около деревьев лунки, мы стали поперёк горла не только управдому, но и садовнику. Они пытались поначалу выгнать нас оттуда угрозами, но мы не уходили, и в один прекрасный день им в голову пришла замечательная идея.

Ну а если шёл дождь, то подъезды домов превращались для нас в настоящие роликовые полигоны. Нет, определённо, лестничные клетки и подъезды — вот самые уютные места в Гропиусштадте! Там, внизу, где не было никаких квартир, шум никому не мешал. Мы несколько раз пробовали кататься там, и никто не жаловался, пока на смену управдому не пришла его жена.

Она заявила, что ролики, дескать, царапают пол. Мы не верили ей до тех пор, пока она не пришла с нашим отцом. Вообще, в дождь Гропиусштадт был настоящим царством уныния и скуки. Никому из нас не разрешалось приводить друзей домой. Почти всем детям, как и нам, досталось по полкомнаты.

Я часто сидела у окна, прижавшись лбом к стеклу, и вспоминала свою деревню. Там-то мы знали, что делать в дождь, и были хорошо подготовлены к непогоде. Мы притащили из лесу толстый дубовый кряж и в плохую погоду вырезали из него маленькие лодочки.

И когда, наконец, разражалась буря, мы срывались с места, хватали наши дождевики и бежали к ручью, чтобы скорее испытать наши корабли. Мы строили гавани и устраивали настоящие регаты. Да, а тут… Болтаться под дождём между высотками — удовольствие сомнительное. Но что-то же должно было нас развлечь! Что-нибудь запрещённое, желательно строго запрещённое. Ага, ну, например, гонки на лифтах! Как и все наши игры, гонки на лифтах были достаточно жестоким развлечением. Например, мы ловили какое-нибудь дитё помладше, засовывали его в лифт и нажимали на все кнопки; другие в это время держали второй лифт.

Несчастный ребенок должен был вознестись в лифте к последнему этажу со всеми остановками. Со мной тоже часто проделывали этот номер, и именно тогда, когда мне нужно было безо всяких опозданий явиться с Аяксом после прогулки к ужину.

Они давили на все кнопки, и проходил битый час, прежде чем я оказывалась на своём одиннадцатом этаже. У собаки — у той просто сдавали нервы от такой езды! Все маленькие дети выходили на улицу только с поварёшкой.

Потому что только с помощью большой деревянной поварёшки можно было дотянуться до кнопок лифта. Лифты были сконструированы так, что человек без поварёшки был вообще полностью выброшен из жизни!

Если поварёшка терялась или её отнимали другие дети, то — делать нечего, приходилось тащиться на одиннадцатый этаж пешком. Потому что другие дети, конечно, даже захоти они помочь, одолжить свою поварёшку не могли, а взрослые думали, что ты только бесцельно проводишь время в лифте и, вероятно, хочешь сломать его в конце концов.

Лифты часто ломались, и нельзя сказать, что мы не были причастны к этому. Мы действительно эксплуатировали их нещадно в наших гонках на скорость. Лифты ходили и так достаточно быстро, но существовало несколько приёмов, которые позволяли гонщику выиграть ещё две секунды.

Так, например, внешнюю дверь нужно было закрыть очень быстро, но при этом ещё и очень осторожно, потому что, если её захлопывали, от неё отваливался очередной кусок.

Внутренняя дверь закрывалась автоматически, но если ей немного помочь руками то она закрывалась быстрее. Ну или ломалась… Да, в гонках на лифтах мне не было равных! Наших тринадцати этажей нам скоро уже не хватало.

Кроме того, управдом постоянно наступал нам на пятки, земля горела у нас под ногами с этими лифтами! Проникать в подъезды других домов нам, детям, было строго-настрого запрещено, да у нас и ключей-то не было. Правда, во всех домах в Гропиусштадте была чёрная лестница, по которой обычно поднимали мебель.

Вход под лестницу был закрыт решёткой, но я знала, как преодолеть это препятствие. Только настоящие жирдяи не пролезали. Так мы и открыли настоящий лифтовый рай, точнее я первой открыла. Дом в тридцать два этажа! Лифты — просто шик! Только там нам впервые открылось, на что способна современная подъёмная техника.

Особенно охотно мы играли там в прыжки. Когда все пассажиры подпрыгивали во время подъема, лифт останавливался, и вопрос был только в том, откроется ли дверь. Так что от прыжков дух захватывало! Или вот ещё совершенно сенсационный фокус: Бетонные перекрытия и двери со свистом пролетали прямо перед носом. Ну а самым настоящим испытанием храбрости было нажать кнопку аварийного вызова. Звучал звонок, в громкоговорителе раздавался голос управдома, и нужно было уносить ноги.

В общем-то, в тридцатидвухэтажном доме у нас были неплохие шансы удрать от него. В ответ управдом пытался караулить нас из засады, но всё же ловил он нас редко. Но лучше всего в плохую погоду было в подвалах.

Игры в подвалах были одновременно и самыми увлекательными и самыми рискованными. Мы знали все ходы и выходы в подвалах высоток. Там каждый квартирант имел отдельный бокс, ограждённый проволочной сеткой. Сетка не доходила до потолка, короче говоря, её можно было перелезть, и мы играли там в прятки; чем дальше заползёшь, тем меньше шансов быть найденным.

Было чудовищно жутко посреди чужого хлама в этом сумеречном подвальном свете… Плюс к этому ещё и страх, что кто-нибудь из хозяев придёт.

Мы же понимали, что делаем что-то очень запрещённое! Мы соревновались в том, кому посчастливится найти в чуланах самое изысканное барахло: После того, как итоги соревнования были подведены, мы уже не знали точно, откуда и что вытащено, и бросали всё это шмотьё, где попало. Иногда, то, что казалось нам действительно стоящим, мы забирали с собой. Конечно, выходило так, что там, в подвалах мы занимались как раз тем, что называется кража со взломом.

Но за руку нас так ни разу и не поймали! Так, почти автоматически, мы постепенно утверждались в мысли, что всё разрешенное — невыносимо скучно и пошло, и что сладок только запретный плод. Рядом с универмагом напротив нашего дома я была персоной нон грата. Совершенно безумный дворник был там… Он просто зеленел от злости, если рядом появлялась я с собакой. Он утверждал, что мы с Аяксом — причина и источник всего мусора, что окружает универмаг.

Ну да, там действительно воняло, если, конечно, присмотреться и принюхаться. Хозяева магазинов выпендривались друг перед другом утончённым оформлением своих магазинов и благородными витринами, но мусорные баки позади были постоянно переполнены и воняли страшно. По пути к универмагу прохожие всё время вступали или в растаявшее мороженое или в собачье дерьмо и давили банки из-под кока-колы и пива. Дворнику же по долгу службы приходилось вечерами убирать все эти ошмётки.

Неудивительно, что весь день он крейсировал по округе в надежде поймать хоть кого-нибудь из злостных загрязнителей. Но противостоять бизнесменам, которые швыряли мусор мимо урн, он не мог. С хронически пьяными гопниками связываться не осмеливался. Бабушки-собачницы встречали его надменными отповедями.

Так и выходило, что яростная борьба с детьми, проигрывавшими ему в весовой категории, есть единственная отдушина в его нелёгкой судьбе. На мне он отрывался, как только мог.

В магазинах детей тоже не очень-то любили. Когда кто-нибудь из нас был при деньгах, мы всей гурьбой неслись в кондитерскую. О, для нас ведь это было настоящим событием! Эта сцена, когда дюжина голодных детей вламывалась в магазин, и начинались горячие споры что же купить на эти гроши, неописуемо нервировала продавщиц. Мы, в свою очередь, всем сердцем ненавидели владельцев магазинов и считали актом высшей справедливости, когда кому-нибудь из нас удавалось стырить несколько конфет.

В помещении универмага располагалось ещё и бюро путешествий. В витрине на стендах висели чудесные картинки с пальмами, пляжами, неграми и дикими животными, и между картинками парила модель самолёта. Мы часто представляли себе, как будет здорово, когда мы наконец-то сядем в этот самолёт, полетим прямо на пляж и взберёмся на пальму, откуда видны настоящие носороги и львы.

Нет, нам нравился банк! Благородные господа в элегантных костюмах всегда были приветливы с нами.



для детей скачать картинку кролика


Им ведь не приходилось так много работать, как женщинам в кондитерской. У них я всегда могла разменять в десятки пфенниги, вытащенные из маминого кошелька. Это было удобно, потому что продавщицы в кондитерской выходили из себя всякий раз, когда я вываливала им на прилавок килограмм пфеннигов.

Ха-ха, наверное, этим чудным господам казалось: Я, впрочем, ни в одну из этих копилок не бросила ни гроша. Мы просто играли с этими свинушками и слониками в песочнице, изображали зоопарк.

Я, честное слово, не знаю, что люди, планировавшие её, имели в виду под приключениями. Она, вероятно, носила такое бодрое название совсем не потому, что там можно было делать что-то действительно интересное, а для того, чтобы родители уверовали, что их дети переживают там удивительные авантюры.

Так или иначе, эта штука определённо стоила им чёртову кучу денег! По крайней мере, с её постройкой возились чертовски долго. Когда все работы, наконец, были закончены, у входа нас встретил дружественно настроенный социальный работник вопросом: Да, у нас была полная свобода творчества на площадке, но использовать эту свободу можно было только с одной единственной попытки, потому что если гвоздь был вбит, то он был вбит навсегда, и никакими силами ты уже ничего не изменишь.

Нам же, как назло, хотелось, чтобы всё выглядело каждый день по-новому. Я рассказала соцработнику о пещерах и хижинах, что мы строили у нас в деревне. Без молотка и без гвоздей, просто изо всяких попавшихся под руку досок и веток. Весь кайф-то был в том, что в любое время, придумав что-то новенькое, можно было переделать всю постройку. На следующий день началось обследование состояния здоровья людей, интеллекта и психики, по итогам которого всем выдавалась вторая карта с соответствующими данными.

Двое человек, из нашей группы, показали какие-то специфичные результаты, так что их вежливо и настойчиво взяло по свое крыло что-то типа местной службы безопасности. Проблем со здоровьем фактически ни у кого не было. Морально-психическое состояние было конечно не очень, но тоже не вызвало нареканий. А вот тесты на интеллектуальное развитие показали, что порядка двухсот семидесяти человек имеют индекс в сто - сто двадцать единиц, еще у полусотни индекс составляет от ста двадцати до ста пятидесяти, и всего у десятка человек индекс интеллекта был выше ста пятидесяти единиц.

Последние две группы сразу же отселили в более комфортабельные условия. Я попал во вторую группу - индекс моего интеллекта показал отметку в сто сорок пять единиц. Одна из землянок, пользуясь симпатичной внешностью, смогла разговорить медтехника, проводившего диагностику.

Девушка оказалась умной и задавала грамотные вопросы. Как следовало из полученной информации, основным критерием отбора и карьерного роста являлся интеллект, который указывает на скорость процесса обучения.

Поэтому люди с показателями выше среднего оказываются высоко востребованными. Кстати те двое, которых забрало СБ, оказались не инициированными псионами и им светило хорошее будущее, с хорошо оплачиваемой работой и высоким социальным статусом.

Но вернемся к вопросу трудоустройства. Каждому гражданину Содружества, и в том числе Харданской Монархии, по достижению совершеннолетия восемнадцать лет ставят нейросеть, на которую он закачивает необходимые базы знаний по выбранным специальностям и профессии для дальнейшего изучения.

Нейросеть, наравне с межзвездным двигателем, является одной из самых главных технологий и достижений Содружества. Ее простую, "базовую" модификацию мог бесплатно поставить любой гражданин Империи.

Фактически это биоимплантат, который обладает многими полезными функциями: Иметь нейросеть необходимо не только для обучения - любое использование технических средств осуществляется только через выходы для подключения на голове или руках выходы нейросети выглядели как маленькие пигментные пятнышки , ну или через "мыслесвязь", если такая функция есть у нейросети. Без установки нейросети невозможно найти даже низкооплачиваемую работу.


Бесплатные мобильные загрузки: картинки

Объяснения велись с практической демонстрацией подключения и необходимыми пояснениями. Существовали более продвинутые и улучшенные модели нейросетей с расширенными параметрами характеристик и даже с установленной специализацией в зависимости от выбранной профессии.

Кроме того, существовали импланты, увеличивающие различные характеристики организма. Но все эти блага устанавливались за свой счет или с помощью кредитных средств из банков. Кроме того, был возможен вариант установки нейросети и за счет работодателя. Помимо основных функций, нейросеть имеет встроенный коммуникатор с часами и будильником, обладает возможностью протоколирования событий и контрактов, заключения договорённостей на расстоянии и, наконец, после установки заменяет идентификационную карту.

Скажу честно, многие из нас сперва напряглись, поскольку нейросеть идеальный ошейник для всего социума. Но все оказалось не так страшно. Нейросеть - технология Древних, или чуть ли не самих Предтеч! Поэтому сделать в ней скрытые ментально-психологические закладки на подчинение и прочие гнусности невозможно. Что же касается арварцев, то они просто изъяли из функциональной части нейросети четверть нейроканалов, заменив их на внешние устройства контроля.

Такая ущербная нейросеть выполняла свой функционал, но фактически калечила человека, сводя его с ума буквально за несколько лет.



кролика для картинку детей скачать


Человек с рабской сетью был сразу виден, за счет торчащих из черепа контролеров, к тому же выделялся при общении - своей пассивностью и безволием, со временем скатываясь к тупому биологическому исполнительному механизму. Поэтому угроза скрытого влияния на кого-либо просто оказывалась не возможна. Отдельная история была с блоками информации - базами, которые можно было закачать в нейросеть. Они определялись индивидуумом самостоятельно: Эти базы покупались или бесплатно выдавались работодателем при найме на работу.

Базы оставались у человека на всю оставшуюся жизнь.


Картинки для детей кролик (24 фото)

Они имели цену и входили в контракт по специально оговариваемой цене или условиям секретная военная или другие частные случаи, могли удаляться, в рамках оговоренных в контракте процедур. В дополнение к нейросети можно было поставить различные имплантаты, которые повышали и увеличивали различные параметры: Кроме того, при желании и наличии денег возможно было провести даже изменение физических параметров тела - роста, веса и т.

Как уже говорилось, многие работодатели в своих договорах имели пункт о предоставлении бесплатных баз знаний по профессии или же установке, улучшенной нейросети, при подписании контракта на долгий срок. Был вариант взятия кредита в банке, вот только размер кредита зависел от интеллектуального индекса индивидуума. В нашем же случае все ставилось за счет военного ведомства Харданской Монархии.

Необходимо отметить, что наличие базы по специальности не даёт навыков её использования, её надо выучить и осознать - сделать эти знания своими и уже после этого применять полученные навыки в работе. Изучать базы можно самостоятельно причем допускалось дистанционно сбросить протоколы и подтверждающие документы по общепланетной сети , или же в учебном заведении, которое имеет возможность ускорить обучение, а также предоставить практические занятия.

Потом индивид через нейросеть входит в систему учреждения или комиссии присваивающей ранг, отвечает на контрольные вопросы и выполняет задания на виртуальном тренажере - как итог получает квалификацию - ранг. Есть и второй вариант - это выполнение под протокол определенных действий или заданий в реальном времени или в реальной работе. После чего протокол отсылался в учреждение или комиссию, которая также присваивала ранг. Соответственно, чем больше знаний и выше твой рейтинг, тем больше и тем выше твоя заработная плата.

Кроме того, стала понятна градация по показателям интеллекта, система обучения и трудоустройства, которая стандартна для всего Содружества. Как плюс, медтехник указал, что служба в Армии и Флоте дает большой социальный пакет и хорошую заработную плату. Кроме того, немаловажным бонусом был рост социального статуса. Так, через десять лет службы, появлялось право занимать государственные должности и выбирать или быть избранными в эти самые государственные органы, то есть - стать полноценным гражданином, сперва Монархии, а потом и Содружества.

К примеру, чтобы стать гражданином Харданской Монархии можно просто подать заявку и принять присягу - этот статус сразу получали все проживающие на территории Монархии.

Мы, земляне получили его автоматически, но что бы стать полноценным гражданином нужно было доказать свою лояльность и полезность для Монархии и набрать минимум семьдесят пять единиц статуса. Для центральных миров Содружества эта планка была в сто единиц.

Самым быстрым способом "поднять" статус были служба в Армии, Флоте. Получить статус было не просто, но возможно. В Харданской Монархии, все что связано со статусом гражданина - было основано на бонусах и личностном рейтинге, в котором оценивается буквально всё: Потом нас всех рассортировали по группам интеллекта и отправили на собеседования. Когда пришла моя очередь, то зайдя в кабинет, я увидел паренька-клерка, который нейтрально скучающим голосом, но быстро и профессионально пригласил меня присесть и попросил карту ФПИ.

Выполнив требуемое, я стал дожидаться дальнейших действий. Поэтому можем предложить Вам следующие специальности: Медицинскую специализацию не предлагаю - фактически все девушки с вашей планеты идут по этой специальности, так что туда набор закрыт. Что же касается Вас, то рекомендую "Пилота", достигните максимального эффекта - после чего, нажав пару кнопок, он высветил передо мной три столбца с информацией по предложенным профессиям, условиям контракта и т.

Если говорить кратко, то получалась следующая картина: Также предлагалось установить имплантат на интеллект, прибавляющий еще пятьдесят единиц, ну и специализированнее имплантаты: Стартовая работа предполагалась на внутрисистемных кораблях, но с перспективой дойти до командования линкором, а может даже авианосцем или дредноутом. Срок контракта составлял семь лет.

Рост социального рейтинга по двенадцать процентов ежегодно. Начальная ежемесячная заработная плата десять тысяч кредитов, к этому добавлялись боевые и стоимость трофеев; - специальность "техник" подразумевала установку нейросети "Техник-9Rt", которая давала двадцать восемь процентов при установке и еще два-три при выходе на штатную работу, установку имплантатов на интеллект и память, прибавляющие еще по пятьдесят единиц к интеллекту каждый, специализированнее имплантаты: Срок контракта составлял десять лет.

Стартовая работа предполагалась на военных внутрисистемных платформах и станциях или на поверхности планет на военных базах.

В перспективе можно было дорасти до инженера или проектировщика. Рост социального рейтинга по восемь процентов ежегодно. Начальная ежемесячная заработная плата восемь тысяч кредитов; - специальность "космодесант" подразумевала установку нейросети "Боец-9Аs", которая давала двадцать восемь процентов при установке и еще два-три при выходе на штатную работу, установку специализированных имплантатов: Стартовая работа предполагалась на военных кораблях, внутрисистемных платформах и станциях в качестве абордажников и контрабордажнков, а также на поверхности планет в десантных, пехотных или механизированных подразделениях.

В перспективе и в зависимости от заслуг можно было дорасти до командира подразделения от взвода до бригады или же уйти в спецназ и сопряженные структуры.


Ссылки

Дата выпуска: 2008
Совместимость: Win 8, 10, OSX
Языки: Русский Английский
Размер файла: 877.90 Килобайт




Комментарии пользователей

Имя:


E-mail:




  • © 2009-2017
    chel-olimp.ru
    Написать нам | RSS | Карта